Уже завтра на TMW: The Karovas Milkshake и атмосфера свингующего Лондона

The Karovas Milkshake

ФОТО: Tallinn Music Week pressimaterjal

The Karovas Milkshake — это музыка бунтарей-идеалистов полувековой давности, психоделический гаражный поп из Екатеринбурга, получивший свое название благодаря знаменитой книге Энтони Бёрджесса. Они настолько убедительно воскрешают атмосферу свингующего Лондона второй половины 60-х, что вы тоже почувствуете себя героями «британского вторжения».

О них с восторгом пишет международный журнал психоделической музыки Psychedelic Baby Magazine, и их включает в свой эфир старейшее американское инди-радио WFMU. В свободное время ребята проводят лекции о Боуи, Сиде Барретте и Фрэнке Заппе в екатеринбургских барах — и это серьезнее, чем кажется. Среди значительных событий в жизни группы стоит отметить релиз виниловой пластинки в Португалии и недавние гастроли по Испании.

5 апреля в 22:00 The Karovas Milkshake выступят на фестивале Tallinn Music Week в Erinevate Tubade Klubi.

Как появилась идея проводить лекции? Это филиал университета или угарная вечеринка? Чем обычно эти лекции заканчиваются?

Сева Слепушин (гитара, вокал): Интерес к музыке перерос в коллекционирование пластинок. Когда пластинок накопилось столько, что черт на печку не вскинет, мы стали раззадоривать зал виниловыми вечеринками перед концертом. Тогда нередко кто-нибудь из публики подходил и спрашивал, что сейчас звучит. Мы начали рассказывать в микрофон, сначала по чуть-чуть во время сета, как делают диджеи на радио, а потом это переросло в сессии. Можно сказать, что мы открыли кафедру гаражного и психоделического рока. Лекции заканчиваются всегда по-разному, порой танцами на столе, а порой и под столом.

Эл (он же Альберт Крупп, бас-гитара, вокал): Это встреча хороших друзей и возможность поболтать про любимые альбомы, песни и музыкальные байки. Так мы выражаем благодарность тем музыкантам, что вдохновляют нас.

Расскажите о своих инструментах. Ваши любимые или редкие гитары. Ваше отношение к советским гитарам/примочкам?

Эл: Я играю на чехословацком полуакустическом басу Jolana Studio Bass и на советской бас-гитаре «Тоника Урал», произведенной в середине 70-х на Свердловской фирме клавишных инструментов «УРАЛ». Мы выбираем инструменты не из-за винтажного снобства — их звук лучше всего вписывается в нашу музыку и помогает ей звучать так, как мы задумали.  

Сева: У каждой гитары своя история и свой характер. Вот универсальная Italia, вот верный друг в путешествиях Fender Jaguar, пара советских гитар, но любишь все равно Gibson SG.

Под какую вашу песню девушка не сможет отказать?

Сева: Проверим вместе на песне «Change»... с будущего альбома.

Самый теплый прием был в Мадриде — там публика пела наши песни наизусть.

Битлы или Роллинги? Моды или рокеры?

Сева: Битлинги и мокеры!

Эл: Кстати, одна из первых Каровас-вечеринок в далеких 2000-х называлась «Моды против Рокеров». Бились мы с рокабилли-группой The Stockmen, которые были нашими большими друзьями, поэтому для нас этот спор неактуален.

Лучшие фильмы о модах, рокерах, психоделической культуре?

Сева:  Для модов, наверное, «Blow Up», «The Girl with the Pistol», «Безумный Пьеро» какой-нибудь, рокерские фильмы — «Беспечный ездок», парни любят «This is Spinal Tap». Еще нам нравится «Dead Man» и «Year of the Horse» Джима Джармуша из-за особой атмосферы, создаваемой саундтреками Нила Янга. Любим «Zabriskie Point» за классный саундтрек с участием Pink Floyd — его мы любим слушать, когда выбираемся на пляж.

Какие наркотики предпочитаете? Everybody must get stoned?

Сева: Кофе с каплей молока!

Эл: Not everybody but some of them must

Где снимался ваш клип на песню «Factory»?

Сева: Мы снимались в нескольких точках и окрестностях Екатеринбурга. Самое захватывающее место — гранитная скала-останец под названием Чертово городище в самом сердце Уральских гор.

"Клуб 27" вас миновал?

Эл: У каждого возраста есть свой клуб. Вопрос лишь в том, в какой ты попадешь.

Самая дальняя точка, в которой вы бывали с гастролями? Где принимали теплее всего?

Сева: На востоке от дома самый «дальний» концерт был в Томске, на западе — в Лиссабоне, местные до сих пор называют его краем земли.

Эл: Самый теплый прием был в Мадриде — там публика пела наши песни наизусть. Знаете, это чертовски  приятно!

Кто ходит на ваши концерты? С животными можно?

Эл: Забавно, но у нас действительно очень разнообразная публика. Это могут быть и обросшие хиппари, и строгие руководители фирм, и маленькие дети. Вход с коровами бесплатный.

В чем отличие месседжа гаражных групп типа Seeds, Sonics, Monks и современного рэпа? Разве это не все тот же подростковый протест?

Эл: Месседж современного рэпа нам неизвестен. Это, наверное, единственный стиль, который минует наши уши. Но хочется надеяться, что как и в 60-е, послание одно — сделать мир лучше.

Вы привносите что-то свое или стараетесь тщательно соответствовать заданному стилю?

Эл: Соответствовать рамкам какого-то стиля мы не стараемся. Для нас важна музыка. Забавно наблюдать, как нас относят то к гаражному, то к психоделическому року. Даже гранжем называли. А мы играем каровас-рок. Ведь все это милкшейк, детка!

Как стильно одеться в стиле Swinging London?

Сева: Вам — на Карнаби стрит.

Эл: Или поройтесь у бабушки в комоде))

Как записывалась ваша последняя пластинка «In the Shade of Purple Sun»? Вы все свои альбомы пишете на бобины? Кто оформляет вам обложки?

Эл: Альбом записывался долго и настырно. Радость общения со старинной аналоговой аппаратурой омрачалась полным отсутствием у нас каких-либо технических познаний в этом деле. Сейчас мы пишем новый альбом... и снова на бобины)) За обложку альбома и большинство афиш ответственен я.

В вашем стиле чувствуется широкий диапазон — от раннего Марка Болана до малоизвестных фрик-бит групп. Как для вас началось увлечение музыкальным диггерством?

Эл: Первая пластинка, которую я осознанно поставил на вертак, была Битлз «Вкус меда» фирмы «Мелодия». Мне было лет 9-10. Нам нравятся как абсолютно неизвестные команды из самых неожиданных уголков планеты, так и многие общепризнанные мастера рока. Я считаю, каждый должен иметь свои 15 минут славы — или это сказал кто-то другой?

Пробовали когда-нибудь петь на русском языке? Совместим ли он с вашей музыкой?

Эл: Мы яростно сопротивляемся. У каждой порядочной рок звезды должны быть свои капризы!

Это не первый и не последний наш опыт коллаборации с миром кино и театра. Продолжение следует...

Джангл поп 80-х — самостоятельный жанр или все та же попытка вернуть немного солнечных 60-х?

Эл: Что это?

Ник: Джангл поп это бешеная квинтэссенция самостоятельного жанра и одновременно попытка вернуть дух 60-х. Оба музыкальных стиля очень крутые и заслуживают отдельного внимания

Сева: Спасибо, Ник. Что бы мы без тебя делали?!

The Karovas Milkshake The Karovas Milkshake

ФОТО: Tallinn Music Week pressimaterjal

В курсе ли вы истории отечественных бит-групп 60-х? Если да, кого выделяете?

Эл: В 60-е и 70-е годы в СССР можно наблюдать мощную волну рок музыки в странах ближнего зарубежья (Польша, Венгрия, Чехословакия). Это уникальное творчество Чеслава Немена (Czeslaw Niemen), это и «Czerwone gitary», это и польский джаз. Из отечественных исполнителей «Цветы», «Песняры» (кстати, их руководитель Владимир Мулявин родился и вырос в Свердловске, ныне наш Екатеринбург).

Ваши коллеги, они же конкуренты, работающие с вами в одном жанре и на одном уровне — кого из них вы выделяете?

Эл: В России все больше групп, которые делают свое дело действительно хорошо. Anton Ripatti & Babakaband из Перми, Антон Макаров из Жуковского, Obsadki из нашего Екатеринбурга. Ну и конечно, наши соратники The Thunderbeats, «Сахарный человек» и Inna Pivars & The Histriones из Москвы.

Создание музыки к спектаклю по Оскару Уайльду — шутка или серьезное намерение?

Эл: Музыка к спектаклю «Кентервильское привидение» по Оскару Уайльду уже сочинена, записана и второй сезон радует посетителей Театра юного зрителя в Екатеринбурге. Это не первый и не последний наш опыт коллаборации с миром кино и театра. Продолжение следует...

Ваша идеальная вечеринка в стиле 60-х: где бы она проходила, как была обставлена и кто приглашен?

Эл: Она бы проходила в нашем Каровас-баре на Таймсквер. Это была бы смесь немого кино и бразильского маскарада — что-то наподобие Фабрики Уорхола. Мы бы обязательно пригласили Игги Попа и Дэвида Линча.

Если бы специально для этой вечеринки можно было вернуть пять кумиров психоделического рока, кто бы это мог быть?

Эл: Пусть это будет Оскар Уайльд, Джо Мик, Сид Баррет, Граучо Маркс и дедушка Пола Маккартни ))

Может ли музыка изменить мир к лучшему?

Эл: Будем надеяться, что все-таки сможет.

Как насчет старого доброго ультранасилия?

Эл: Будем надеяться, что не сможет...

Читать также

НАВЕРХ